Теперь наступил черёд поговорить о сотворении человека. Наше знание о себе двояко: во-первых, это знание того, какими мы были изначально, при сотворении; во-вторых, знание нашего нынешнего состояния, в котором мы оказались после грехопадения Адама.
   Сравнение с нашим нынешним плачевным состоянием позволяет понять всю глубину падения и порчи нашей природы.
    Человек состоит из двух частей – тела и души. Под словом «душа» я подразумеваю бессмертный, но тварный дух, представляющий собой наиболее благородную часть человека. Душа неоднократно именуется в Писании духом, хотя эти два имени означают одно и то же (Экклезиаст 12,7):
    «Дух возвратится к Богу, Который дал его».
    Люди преданы земному больше, чем следует, и от этого тупеют. Однако в этом мраке свет угас не настолько, чтобы люди не испытывали некоторого предощущения бессмертия. Неразумные животные обладают ощущением, не выходящим за пределы их тела. Между тем проворный человеческий дух обегает небо и землю, познаёт тайны природы. Мы постигаем умом невидимого Бога и Ангелов, что совершенно недоступно телу. Мы отличаем справедливое и благородное, чего не могут сделать телесные органы чувств. По какой причине, как не от стыда, люди озабочены своим добрым именем? И откуда этот стыд, как не от знания того, что такое честь? Источник этого знания состоит в понимании людьми того факта, что они рождены для праведной жизни.
    Писание объявляет душу нашей главной составной частью. 1е Петра 2,25:
    «Ибо вы…возвратились ныне к Пастырю и Блюстителю душ ваших».
    От Матфея 10,28:
    «И не бойтесь убивающих тело, души же не могущих убить».
    Бытие 1,27:
    «И сотворил Бог человека по образу Своему».
    Не подлежит сомнению, что подлинная обитель образа Божьего – человеческая душа. Хотя образ Божий не окончательно разрушился и стёрся после грехопадения, он подвергся такой порче, что пребывает в нём в чудовищно искажённом виде. Первоначально образ Божий сиял в ясности духа, в праведности сердца и в неповреждённости всех частей человека. Бог наделил душу разумом, с помощью которого она отличает добро от зла. Одновременно Бог наделил душу волей, а вместе с ней – способностью выбора.
   
    При сотворении Адам был совсем другим, нежели всё его потомство, происшедшее от гнилого корня и перенявшее от него наследственную болезнь. В начале же все части души человека были превосходно согласованы и упорядочены, рассудок был здоровым и целостным, а воля - свободной в выборе добра. И если Адам пал так легко, то причиной тому была податливость его воли как добру, так и злу. Адам мог бы устоять, если бы захотел, но, погубив и разрушив себя, разрушил и всё то, чем обладал. Философы были настолько слепы, что искали целостность и красоту в руинах.
   
    Разговоры о том, что Бог должен был создать человека вообще неспособным к грехопадению, не могут служить убедительным доводом. Конечно, тогда человеческая природа была бы совершенней. Однако более чем неразумно затевать тяжбу с Богом: ведь Он мог бы дать человеку гораздо меньше, чем дал. Причина того, что Бог не поддержал человека в сопротивлении греху, сокрыта в божественном плане, и мы не должны доискиваться её, но пребывать в смирении.
    Существует расхожее мнение, детское по сути, что Бог наказал Адама за его пристрастие к лакомствам. Запрет притрагиваться к дереву познания добра и зла был для Адама экзаменом на послушание. Неверность стала семенем мятежа. Отсюда происходят тщеславие и гордыня – два порока, порождающие неблагодарность, вследствие которой Адам, вожделея к тому, что ему не было даровано, подло презрел щедрость Бога, осыпавшую его несказанными дарами.
    В том, что взятый из земли не желал быть подобным Богу иначе, как став равным Ему, заключено чудовищное неверие. Тем более что он и женщина не просто были отступниками, но оскорбили Бога, поверив сатане, который обвинил Его во лжи, коварстве и скупости.
    Адам никогда бы не осмелился воспротивиться власти Бога, если бы не усомнился в Его Слове. Поверив клевете дьявола, Адам уничтожил пребывавшую в нём божественную славу. Духовная жизнь Адама заключалась в связи с его Творцом, а духовная смерть – в отпадении от Него.
    Это та самая наследственная порча, которую древние назвали «первородным грехом». Порочность отцов поражает детей из поколения в поколение (Иов 14,4):
    «Кто родится чистым от нечистого? Ни один».
    Следует вполне отдавать себе отчёт в том, что мы настолько развращены во всех частях своей природы, что с полным основанием прокляты перед Богом, Которому угодны лишь праведность, невинность и чистота. Галатам 5,19:
    «Дела плоти известны; они суть: прелюбодеяние, блуд, нечистота, непотребство, вражда, ссоры, зависть,…ненависть, убийства, пьянство, бесчинство и тому подобное».
    Всякий человек охвачен грехом как потопом, с головы до пят, так что ни одна его часть не остаётся сухой. Под проклятие попадают даже дети. Ибо хотя они еще не принесли плодов своего нечестия, в них скрыто семя греха.
    Началом спасения для нас стало восстановление нашей природы в Иисусе Христе. Римлянам 5,18:
   «Как преступлением одного всем человекам осуждение, так правдою одного всем человекам оправдание к жизни».
   Человека исчёрпывающим образом характеризуют слова Господа (от Иоанна 3,6):
    «Рождённое от плоти есть плоть, а рождённое от Духа есть дух…должно вам родиться свыше».
    Апостол свидетельствует (Римлянам 8,6):
    «Помышления плотские суть смерть».
   То, что в человеке не духовное, то плотское. И в нас нет ни капли духовного, пока мы не родимся вновь. Речь идёт о полном обновлении души. У нас нет спасения, кроме как по милосердию Божьему, ибо сам по себе человек безнадёжно погиб. Иеремия 17,9:
    «Лукаво сердце человеческое более всего и крайне испорчено».
    Псалом 13,2:
    «Господь с небес призрел на сынов человеческих, чтобы видеть, есть ли разумеющий, ищущий Бога. Все уклонились, сделались равно непотребными; нет делающего добро, нет ни одного».
    Римлянам 3,13:
    «Гортань их – открытый гроб; языком своим обманывают; яд аспидов на губах их; уста их полны злословия и горечи. Ноги их быстры на пролитие крови; разрушение и пагуба на путях их; они не знают пути мира. Нет страха Божия пред глазами их».
    Эти разящие слова Апостол извергает на всё родословие Адама. Я признаю, что всё это зло обнаруживается не в каждом человеке, но никто не может отрицать, что в каждом заключено семя этого зла.
    Душа не может считаться здоровой, если внутри неё столько грязи. Здесь возникает вопрос: во все времена жили люди, которые неизменно стремились к добродетели. Своей прирождённой наклонностью к порядочности они доказали, что их природа в определённом смысле чиста, она побуждает некоторых людей не только совершать благородные поступки, но и достойно вести себя на протяжении всей жизни. Бог, желая усовершенствовать человеческий род, дарует особенные добродетели тем, которых Он взращивает в благородстве – из этой мастерской вышли все герои и великие люди в истории. Добродетели не присущи природе, а являются особыми дарами Господа, которые Он раздаёт даже злым в той степени и тем способом, которые Ему угодны.
   
    Если бы Бог попустил всем людям следовать своим похотям безо всякой узды, не осталось бы никого, кто не явил бы на собственном примере, что в нём сосредоточены все пороки. Нет такого бешеного зверя, который бы мог настолько разъяриться, нет такой бурной и своенравной реки, чьи разливы были бы такими неудержимыми. От этих страшных недугов Господь очистил своих избранных. У отвергнутых они лишь сдерживаются, словно уздой. Псалом 18,13:
   «Кто усмотрит погрешности свои? От тайных моих очисти меня и от умышленных удержи раба Твоего, чтобы не возобладали мной. Тогда я буду непорочен и чист от великого развращения».
    Некоторых стыд, а других страх перед законом удерживает от того, чтобы предаться злым наклонностям, хотя нередко они и не скрывают дурных вожделений. Иные считают, что достойный образ жизни им выгоден. К тому же, когда нет стремления славить Бога, то нет и существа праведности. Псалом 110,10:
    «Начало мудрости – страх Господень».
    Все, кто не рождён свыше, лишены этого блага. Что касается достоинств, которые восхваляют в людской молве, то перед судом Божьего Престола они окажутся слишком ничтожными, чтобы получить оправдание.
   
    Признаётся, что человек обладает свободной волей, потому что он поступает по своей воле, а не по принуждению. Хороша свобода – человека не принуждают служить греху, но он с такой готовностью отдаётся ему в добровольное рабство, что узы греха накрепко связывают его волю! Следует принять сказанное Христом (от Иоанна 8,34):
    «Всякий делающий грех есть раб греха».
    Св. Августин признаёт, что вне присутствия Божьего Духа воля человека подчинена похотям и связана ими. От Иоанна 15,5:
    «Без Меня не можете делать ничего».
    Разум, посредством которого человек различает добро и зло, является природным достоянием, и он не мог угаснуть совершенно. Подобно этому и воля не угасла совсем, но попала в рабство злым вожделениям, которые душат её. Душа человека каким-то образом озарена божественным светом, так что в ней никогда не угасает пламя или хотя бы его искры. Именно в этом смысле говорит св. Иоанн (от Иоанна 1,5):
    «И свет во тьме светит, и тьма не объяла его».
    Однако разум человеческий не в состоянии держаться твёрдого пути к истине, то и дело спотыкается, пока не заблудится окончательно. Тем не менее, когда разум обращается к предметам низшего порядка, он может добиться полезных результатов.
    Небесными предметами я называю познание Бога и тайны Царства Божьего. Земными я называю предметы, которые связаны с данной земной жизнью: политические учения, ведение хозяйства, механика, философия и другие искусства. Люди, которые были столь искусны в познании мирских предметов, служат примером, который должен показать нам, какие милости оставил Господь человеческой природе даже после того, как она лишилась высшего блага.
    При этом не нужно забывать, что все эти милости суть дары Божьего Духа, которые Бог раздаёт кому пожелает для общего блага человеческого рода. Утверждение, что Дух обитает только в верующих, относится лишь к освящающему Духу, Которым мы посвящаемся Богу. Но Бог не перестаёт наполнять, двигать, оживлять силою того же Духа все создания, в соответствии с особенностями каждого.
   
    Теперь остаётся рассмотреть, какова способность человеческого разума постигать духовную мудрость. А она состоит в трёх вещах: в знании Бога, в знании Его отчей воли в отношении нас и в знании того, как нам следует устраивать нашу жизнь в соответствии с Его законом.
    В книгах философов постоянно проявляется неуверенность и переменчивость. Верно, что Бог дал им каким-то образом почувствовать Свою Божественность. Но их видение было настолько ограниченным, что это не смогло заставить их повернуться лицом к истине, а тем более достичь её. Если человек ночью во время грозы окажется посреди поля, то при вспышке молнии он будет видеть далеко вокруг, но лишь мгновение; молния не поможет ему выйти на дорогу, потому что её свет исчезает так быстро, что прежде, чем человек успевает оглядеться вокруг себя, он снова оказывается во тьме.
    Плоть неспособна к столь возвышенной мудрости, если она не просвещена Святым Духом. От Иоанна 1,13:
    «Которые не от крови, ни от хотения плоти, ни от хотения мужа, но от Бога родились».
    Это подтвердил Иисус Христос, сказав (от Иоанна 6,44):
   «Никто не может прийти ко Мне, если не привлечёт его Отец».
    1е Коринфянам 2,14:
    «Душевный человек не принимает того, что от Духа Божия, потому что он почитает это безумием; и не может разуметь, потому что о сём надобно судить духовно».
    Изливающееся на людей Слово Божье подобно солнцу, освещающему землю, но оно не принесёт нам никакой пользы, пока Бог не даст или не откроет нам глаза, способные видеть. Нам остаётся рассмотреть третий момент – узнать правила, по которым следует устраивать нашу жизнь. В этом человеческий разум преуспел больше. Законом для людей является их собственная совесть. Человеческий разум нечасто заблуждается в общих суждениях, но допускает ошибки в том, что касается его самого.
    Если спросить, дурно ли вообще убийство, то не найдётся ни одного, кто сказал бы «нет». Однако убивающий своего врага считает это хорошим делом. Неверный супруг будет осуждать разврат вообще, однако своим собственным развратом станет даже кичиться. Порой мерзость злодеяния настолько подавляет совесть грешника, что он добровольно предаётся злу. Овидий «Метаморфозы»:
    «Благое вижу, хвалю, но к дурному стремлюсь». У философов отмщение не считается пороком. Господь же, наоборот, заповедует Своим верным терпение, которое люди порицают и отвергают. Далее, наш разум настолько слеп, что не в состоянии постичь всё зло вожделения. Злые желания, которые гложут сердце втайне, философы почитают за ничто. Послушаем св. Августина:
    «Признай, что от Бога произошло всё хорошее в тебе, а всё дурное – от тебя. У нас нет ничего своего, кроме греха».
    Помогая нам, Господь восполняет недостающее. Иезекииль 36,26:
   «И дам вам сердце новое и Дух новый дам вам; и возьму из плоти вашей сердце каменное, и дам вам сердце плотяное. Вложу внутрь вас Дух Мой и сделаю то, что вы будете ходить в заповедях Моих и уставы Мои будете соблюдать и выполнять».
    Поэтому не будем делить между Ним и нами ту хвалу, которая принадлежит Ему одному. Филиппийцам 2,13:
    «Бог производит в вас хотение и действие по Своему благоволению».
    Возможно, найдутся люди, которые станут утверждать, что наша воля трудится тоже. Как писал св. Августин, милость предшествует всякому доброму делу и воля, творящая добро, ведома милостью, а не ведёт её за собой.
   Господь исправляет нашу испорченную волю и затем даёт нам от Себя Свою добрую волю. От Иоанна 15,1-4:
    «Я есмь истинная виноградная лоза, а Отец Мой – Виноградарь…Пребудьте во Мне, и Я в вас. Как ветвь не может приносить плода сама собою, если не будет на лозе, так и вы, если не будете во Мне».
    Августин пишет: «Как ты пришёл ко Христу? Веруя. Если ты говоришь, что пришёл по собственной воле, то чем ты гордишься? Не хочешь ли знать, что она тоже тебе дарована»?
    Бог не толкает человека, словно камень, но настолько глубоко проникает в человека, что тот повинуется вполне добровольно.
   
    Полагаю, что мы со всей очевидностью показали, до какой степени человек порабощён грехом. Те люди, которым наш Господь не дал милости водительства Святым Духом, преданы сатане и ведомы им. Ефесянам 2,2:
   «Вы некогда жили по обычаю мира сего, по воле князя, господствующего в воздухе, духа, действующего ныне в сынах противления».
    Будучи обманут дьяволом, человек уже не может не исполнять его прихотей. И всё же не следует искать причину злодеяний вне воли их совершающих, из которой как раз и произрастает корень зла и в которой лежит основание царства дьявола, то есть грех.
    Действие Бога совершенно иное. Бог заставляет служить Своей справедливости дурные орудия, которые находятся у Него в руках. Исход 7,3:
    «Но Я ожесточу сердце фараоново, и явлю множество знамений Моих и чудес Моих в земле Египетской».
    Бог сравнивает Сеннахирима, человека жестокого и порочного, с секирой, которою Он двигает Своею рукою. 4я Царств 19,25:
    «Разве ты не слышал, что Я сделал это, в древние дни предначертал это, а ныне выполнил тем, что ты опустошаешь укреплённые города, превращая в груды развалин»?
    Исаия 10,15:
    «Величается ли секира пред тем, кто рубит ею? Пила гордится ли пред тем, кто двигает её»?
    Кто склонил сердца египтян к тому, чтобы они отдали израильскому народу свои самые драгоценные сосуды (Исход 12,36)? Сами они никогда этого бы не сделали. Кто отвратил сердце Авессалома от совета Ахитофела - ведь обычно он принимал его советы как благую весть (2я Царств 17,14)? Кто при проходе сынов Израилевых навёл ужас на столько народов – храбрых и закалённых в боях (Иисуса Навина 2,9)? Бог всегда, когда Он хочет, склоняет и направляет волю людей по Своему желанию.
   
    Наши противники заявляют, что если грех совершается по необходимости, то это уже не грех. Но что они ответят, если их спросить, не является ли Бог по необходимости благим, а дьявол по необходимости злым? То, что Бог не может творить зла, следует из Его бесконечной благости, а не из насильственного принуждения. И дьявол добровольно не перестанет грешить, так как способен лишь на зло. Как заметил св. Бернар, мы тем более несчастны, что необходимость для нас добровольна, и она держит нас под своим игом.
    Кто-нибудь спросит, для чего нужны увещания, если у грешника нет сил им последовать? Отвечу кратко: Бог действует в нас двояко: изнутри – Своим Духом, извне – Своим Словом. Закон не приносил бы плода, если бы Бог не вдохновил наши сердца на то, чему Закон учит.
    Наши противники указывают на обетования, из которых якобы следует, что Бог заключает договор с нашей волей. Амос 5,14:
   «Ищите добра, а не зла, чтобы вам остаться в живых».
    Своими предписаниями Господь уязвляет и пробуждает совесть нечестивцев, дабы они не тешились своими грехами, будучи беспечны и равнодушны к Божьему суду. Обетованиями Бог показывает им, до какой степени недостойны они Его доброты. С другой стороны, сладостью обетований Бог склоняет верующих любить то, что Он заповедал.
   
    Наши противники ссылаются на свидетельства Моисеева Закона. Второзаконие 30,11-14:
    «Ибо заповедь сия, которую Я заповедую тебе сегодня, не недоступна для тебя и не далека…но весьма близко к тебе слово сие; оно в устах твоих и в сердце твоём, чтоб исполнять его».
   Но у нас есть хороший истолкователь – Апостол Павел. Он утверждает, что Моисей говорил здесь о евангельском учении (Римлянам 10,8):
    «Но что говорит Писание? «Близко к тебе слово, в устах твоих и в сердце твоём», - то есть слово веры, которое проповедуем».
    Если бы люди захотели соблюсти Закон, полагаясь на собственные силы, то достигли бы немногого. Очевидно, что Моисей имел в виду соединение милости с Законом. Второзаконие 30,6:
    «И обрежет Господь, Бог твой, сердце твоё и сердце потомства твоего, чтобы ты любил Господа, Бога твоего».
    Слово Божье настаивает, что с точки зрения жизни блаженной человек мёртв совершенно. Ефесянам 2,5:
   «И нас, мёртвых по преступлениям, оживотворил со Христом». 2,8: «Ибо благодатию вы спасены чрез веру, и сие не от вас, Божий дар: не от дел, чтобы никто не хвалился. Ибо мы – Его творение, созданы во Христе Иисусе на добрые дела, которые Бог предназначил нам исполнять.